Через тернии к звездам!

На пыльных тропинках далеких планет останутся наши следы!

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта
Главная страница Материалы Абрахам Меррит ТЕНЬ, ПОЛЗИ! 11. ДАХУТ ШЛЕТ СУВЕНИР

ТЕНЬ, ПОЛЗИ! 11. ДАХУТ ШЛЕТ СУВЕНИР

E-mail Печать PDF

11. ДАХУТ ШЛЕТ СУВЕНИР

Когда я проснулся, все было иным. Тело болело, затекло, и потребовались три порции выпивки, чтобы я пришел в себя. Воспоминания о мадемуазель Дахут и древнем Исе оставались яркими, но приобрели черты ночного кошмара. Например, бегство из ее башни. Почему я не остался и не вырвался силой? У меня не было причин Иосифа, убегавшего от жены Потифара. Я знал, что я не Иосиф. Угрызения совести меня не мучили, но факт оставался фактом: я убежал самым недостойным образом. Всякий раз, как я встречаюсь с Дахут - за сомнительным исключением древнего Иса, - она побеждает меня.Что ж, правда в том, что я бежал в ужасе и предал Билла и Элен. В этот момент я ненавидел Дахут так, как ненавидел ее владыка Карнака.

Я позавтракал и позвонил Биллу. Ответила Элен. Она с ядовитой озабоченностью сказала:
- Дорогой, ты, должно быть, ехал всю ночь, чтобы вернуться так рано. Где ты был?
Я все еще нервничал и ответил кратко:
- Три тысячи миль отсюда и пять тысяч лет назад.
Она сказала:
- Как интересно. Не в одиночестве, разумеется.
Я подумал:
- Черт бы побрал всех женщин! - И спросил: - Где Билл?
Она ответила:
- Дорогой, у тебя виноватый голос. Ты ведь был не один?
- Нет. И путешествие мне не понравилось. И если ты думаешь о том же, о чем я: что ж, я виноват. И мне это тоже не нравится.
Когда она снова заговорила, голос ее изменился, в нем слышалась настоящая озабоченность и страх.
- Ты имеешь в виду - три тысячи миль и тысячелетия?
- Да.
Снова она молчала. Потом:
- С: мадемуазель?
- Да.
Она яростно сказала:
- Проклятая ведьма! О, если бы только ты был со мной: Я избавила бы тебя от всего этого.
- Может быть. Но тогда в какую-нибудь другую ночь. Рано или поздно это произошло бы, Элен. Почему это так, я не знаю - пока. Но это правда. - Мне вспомнилась странная мысль о том, что я пил злое зелье мадемуазель давным-давно и буду пить еще. И я понял, что это правда.

Я повторил:
- Это должно было случиться. И теперь все кончилось.
Это ложь. Я знал это, знала и Элен. Она жалобно сказала:
- Все еще только начинается, Алан.
У меня не было ответа. Она сказала:
- Я отдала бы жизнь, чтобы помочь тебе, Алан: - голос ее прервался; потом торопливо: - Билл просил подождать его в клубе. Он будет у тебя около четырех. - И повесила трубку.
И тут же мне принесли письмо. На конверте трезубец. Я открыл его, Письмо на бретонском:

Мой ускользающий: друг! Кем бы я ни была, я все же женщина и любопытна. Вы умеете превращаться в тень? Двери и стены ничего для вас не значат? Но ночью вы не казались тенью. С нетерпением жду вас сегодня вечером, чтобы узнать.
Дахут

В каждой строчке этого письма угроза. Особенно в той части, где говорится о тени. Гнев мой рос. Я написал:
Расспросите ваши тени. Может, они окажутся более верными вам, чем в Исе. А что касается сегодняшнего вечера - я занят.
Подписался "Алан Карнак" и отправил письмо. Потом подождал Билла. Некоторое утешение принесла мысль, что мадемуазель, по-видимому, не знает, каким образом я сбежал из ее башни. Это означает, что власть ее ограничена. К тому же если тени действительно существуют не только в воображении ее жертв, я мог вызвать некий переполох в ее хозяйстве.

Сразу после четырех появился Билл. Он выглядел встревоженным. Я все рассказал ему с начала и до конца, включая даже партию в покер. Он прочел письмо мадемуазель и мой ответ. Потом поднял голову.
- Не виню тебя за последнюю ночь, Алан. Но я предпочел бы, чтобы ты ответил: по-другому.
- Мне нужно было принять приглашение?
Он кивнул.
- Ты теперь предупрежден. И можешь выжидать. Поиграй с ней немного: пусть поверит, что ты ее любишь: сделай вид, что согласен присоединиться к ней и к де Кераделю.
- Участвовать в их игре?
Он поколебался, потом сказал:
- Ненадолго.
Я рассмеялся.
- Билл, что касается предупреждения, то ведь этот сон о городе Ис говорит о том, что мадемуазель тоже предупреждена. И гораздо лучше вооружена. А что касается выжидания, игры с нею - она и ее отец видят меня насквозь. Нет, остается только бороться.
- Но как бороться: с тенями?
Я сказал:
- Потребовалось бы множество дней, чтобы я тебе рассказал о всех заговорах, колдовских средствах, экзорцизме и всем остальном, что придумал для этой цели человек: и кроманьонец, и тот, кто ему предшествовал, и даже получеловек, живший до них. Шумеры, египтяне, финикийцы, греки, римляне, кельты, галлы и все остальные народы под солнцем, известные и забытые, приложили к этому руку.
- Но есть только один способ победить теневое колдовство - не верить в него.
Он ответил:
- Когда-то, и даже совсем недавно, я бы согласился с тобой. Теперь мне это напоминает способ избавления от рака - не верить, что у тебя опухоль.

Я нетерпеливо сказал:
- Если бы ты испробовал на Дике гипноз, контрвнушение, вероятно, он был бы жив.
Он негромко ответил:
- Я пробовал. Просто не хотел, чтобы де Керадель знал об этом. И ты тоже. Я старался изо всех сил, и это ничего не дало.
И пока я думал над его словами, он спросил:
- Ведь ты в них не веришь, Алан? В тени? В то, что они реальны?
- Нет, - ответил я. Хотел бы я, чтобы это было правдой.
- Что ж, - заметил он, - похоже, твое неверие не очень помогло тебе ночью.

Я подошел к окну и выглянул. Хотел сказать, что есть другой способ остановить теневое колдовство. Единственный надежный способ. Убить ведьму. Но что это даст? У меня была такая возможность, и я ее упустил. И знал, что если бы эта ночь повторилась, я бы не убил ее. Я сказал:
- Это верно, Билл. Но просто мое неверие не было достаточно сильно. Дахут ослабила его. Поэтому я и хочу держаться от нее подальше.
Он рассмеялся.
- Ты по-прежнему напоминаешь мне больного раком: если бы он действительно не верил в опухоль, она бы не убила его. Что ж, раз не хочешь идти, не пойдешь. У меня есть для тебя новости. У де Кераделя большое имение на Род Айленд. Я узнал о нем вчера. Уединенное место, вдали от всех, на самом берегу океана. У него есть яхта - мореходная. Он, должно быть, очень богат.
- Де Керадель теперь там, поэтому ты и оказался наедине с мадемуазель. Лоуэлл вчера послал за Мак Канном, и Мак Канн придет сегодня вечером, чтобы обсудить положение. Это идея Лоуэлла, и моя тоже. Мы хотим, чтобы Мак Канн побродил вокруг этого места. Узнал бы, что можно, от местных жителей. Лоуэлл, кстати, преодолел свою панику. Он ненавидит де Кераделя, да и мадемуазель тоже. Я тебе говорил, что он очень любит Элен. Считает ее своей дочерью.

Я сказал:
- Прекрасная мысль, Билл. Де Керадель говорил о каком-то эксперименте. Это, несомненно, там. Там его лаборатория. Мак Канн может многое узнать.
Билл кивнул.
- Почему бы тебе не присоединиться к нам?
Я уже хотел согласиться, как вдруг меня охватило чувство сильной опасности. Предчувствие, что я не должен соглашаться. Как будто прозвенел глубоко скрытый сигнал тревоги. Я покачал головой.
- Не могу, Билл. У меня есть кое-какая работа. Расскажешь мне обо всем завтра.
Он встал.
- Может, передумаешь насчет свидания с мадемуазель?
- Нет. Передай привет Элен. И скажи, что больше никаких путешествий не будет. Она поймет.
Я действительно работал весь день. И весь вечер. И все время у меня было чувство, что за мной наблюдают. На следующий день позвонил Билл и сказал, что Мак Канн отправился на Род Айленд. Трубку взяла Элен и сказала, что получила мое сообщение. Не приду ли я к ней сегодня? Голос у нее теплый, мягкий: какой-то очистительный. Я хотел прийти к ней, но зазвенел категорично скрытый сигнал тревоги. Я извинился, довольно неуклюже. Она сказала:
- Ты ведь не вбил в свою упрямую голову, что ведьма тебя запачкала?

Я ответил:
- Нет. Но не хочу подвергать тебя опасности.
Она сказала:
- Я не боюсь мадемуазель. Знаю, как с ней бороться, Алан.
- Что ты этим хочешь сказать?
Она яростно ответила:
- Будь проклята твоя глупость! - И повесила трубку, прежде чем я смог ответить.
Я был удивлен и обеспокоен. Тревожное чувство, предупреждающее, чтобы я держался подальше от доктора Лоуэлла и от Элен, нельзя было игнорировать. Наконец я побросал свои вещи и заметки в саквояж и нашел убежище в небольшом отеле. Предварительно я отправил записку Биллу, сообщил ему, где он может меня найти, и предупредил, чтобы он не говорил этого Элен. Добавил, что у меня важные причины временно скрыться. Это было в четверг. В пятницу я вернулся в клуб.

Там меня ждали два письма мадемуазель. Одно пришло сразу после того, как я ушел в убежище. В нем говорилось: "Вы передо мной в долгу. Частично вы его оплатили. Но я в долгу перед вами не останусь. Любимый, приходите ко мне сегодня вечером".
Второе письмо пришло на следующий день. "Я помогаю отцу в его работе. Когда позову вас в следующий раз, приходите обязательно. Шлю сувенир, чтобы вы не забыли".

Я с удивлением читал и перечитывал эти записки. В первом просьба, мольба. Такое письмо женщина может написать не очень пылкому любовнику. А во втором угроза. Я с беспокойством расхаживал по комнате. Потом позвонил Биллу. Он сказал:
- Итак, ты вернулся. Сейчас приду.
Он пришел через полчаса. Казалось, он сильно нервничает. Я спросил:
- Есть новости?
Он сел и ответил небрежно, слишком небрежно:
- Да. Она прикрепила одну ко мне.
Я тупо спросил:
- Кто сделал? И что?
- Дахут. Прикрепила ко мне одну из своих теней.
Руки и ноги у меня неожиданно похолодели, я почувствовал, что задыхаюсь. Передо мной лежало письмо, в котором Дахут написала о сувенире. Я сложил его. И сказал:
- Расскажи мне все, Билл.

Он ответил:
- Не паникуй, Алан. Я не похож на Дика и других. Со мной не так легко справиться. Но не скажу, чтобы было очень: приятно. Кстати, ты ничего не видишь справа от меня? Какое-то движение, темный занавес?
Он смотрел мне в глаза, но ясно было, что для этого требовалась вся его сила воли. Глаза покраснели. Я внимательно посмотрел и сказал:
- Нет, Билл. Я ничего не вижу.

Он сказал:
- Если не возражаешь, я закрою глаза. Вчера вечером я вышел из больницы около одиннадцати. У обочины стояло такси. Водитель дремал за рулем. Я раскрыл дверцу и уже собрался сесть, как увидел: кто-то: что-то.. передвинулось в угол. В машине было темно, и я не мог определить, мужчина это или женщина, Я сказал: "Простите. Я думал, такси свободно". И отступил.
Шофер проснулся. Он тронул меня за плечо и сказал: "Все в порядке, хозяин. Садитесь. У меня никого нет". Я ответил: "Конечно, есть". Он зажег лампочку. В машине никого не было. Он сказал: "Я уже час жду здесь, хозяин. Немного задремал. Нет клиентов. Вы видели тень".
Я сел в машину и назвал адрес. Мы проехали уже несколько кварталов, когда мне показалось, что рядом кто-то сидит. Рядом. Я смотрел вперед и быстро повернул голову. Заметил что-то темное между мной и окном. И потом - ничего, но я отчетливо услышал слабый шорох. Как сухой лист, влетевший ночью в окно. Я передвинулся в ту сторону. Мы проехали еще несколько кварталов, и я снова заметил движение слева от себя, и снова между мной и окном была тончайшая темная вуаль.

Очертания человеческого тела. И снова шорох. И в этот момент, Алан, я понял.
Признаю, что на мгновение я испугался. Сказал шоферу, чтобы он отвез меня назад в больницу. Но тут же взял себя в руки и велел ехать домой. Вошел в дом. Чувствовал, что тень вошла со мной. Все в доме спали. Тень сопровождала меня, неощутимая, нематериальная, видимая только в момент движения. Я лег спать. Тень оставалась со мной всю ночь.

Я думал, что, как тень Дика, она на рассвете уйдет. Но эта не ушла. Она была здесь, когда я проснулся. Я подождал, пока все позавтракают - в конце концов неудобно представлять такого спутника членам семьи. - Он сардонически подмигнул мне.
Я спросил:
- Очень плохо, Билл?
- Пока справляюсь. Только бы хуже не стало.
Я взглянул на часы. Пять. Сказал:
- Билл, у тебя есть адрес де Кераделей?
- Да. - И дал мне адрес. Я сказал: - Билл. Больше не волнуйся. У меня есть идея. Если можешь, забудь о тени. Если нет важных дел, иди домой и ложись спать. Или поспишь здесь?

Он ответил:
- Я лучше полежу здесь. Эта штука, кажется, здесь беспокоит меня меньше.
Билл лег. Я развернул второе письмо мадемуазель и перечел его. Позвонил в телеграфную компанию и узнал телефон ближайшего к дому де Кераделей поселка. Позвонил туда, в телеграфную контору, и спросил, есть ли в доме доктора де Кераделя телефон. Ответили, что есть, но это частный провод. Я сказал, что это неважно, я только хочу продиктовать телеграмму мадемуазель де Керадель. Переспросили: "Кому?" - "Мисс де Керадель". Это невинное "мисс" вызвало у меня ироничную усмешку. Мне сказали, что передадут телеграмму.

Я продиктовал:
- Ваш сувенир убеждает, но приносит затруднения. Заберите его, и я капитулирую без всяких условий. Нахожусь в вашем распоряжении с того момента, как это будет сделано.
Я сел и посмотрел на Билла. Он спал, но тревожным сном. Я не спал и тоже тревожился. Я люблю Элен, хочу Элен. Но то, что я собираюсь сделать, уводит от меня Элен навсегда.
Часы пробили шесть. Прозвенел телефон. Дальний звонок. Заговорил человек, которому я продиктовал телеграмму.
- Мисс де Керадель получила телеграмму. Вот ее ответ: "Сувенир забираю, но он всегда может вернуться". Вы понимаете, что это значит?
- Конечно. - Если он ожидал, что я пущусь в подробности, то был разочарован. Я повесил трубку.

Пошел к Биллу. Он спал спокойнее. Я сел и смотрел на него. Через полчаса он стал дышать совсем ровно, лицо его приобрело мирное выражение. Я дал ему еще час, потом разбудил.
- Пора вставать, Билл.
Он сел и непонимающим взглядом посмотрел на меня. Осмотрелся, подошел к окну. Постоял так с минуту, потом повернулся ко мне.
- Боже, Алан! Тень исчезла!

Оглавление Предыдущая глава Следующая глава

 
Интересная статья? Поделись ей с другими:

Добавить комментарий

Обои рабочего стола

Борис Валеджио

Красиво

Фото-Приколы

Фото-Забавные животные

Рекомендую

Рекомендую

Глобально

Великая Отечественная

История

Оружие

Познавательно

Юмор

Прочее

Война

Оружие


Свежие записи

Счетчики

Яндекс.Метрика